загрузка...

Все о Боге да о Боге

"Бог: да или нет?" - беседа митрополита Антония и британского журналиста

“Бог: да или нет? Беседы верующего с неверующим” – эта книга, вышедшая в издательстве “Никея”, включает несколько публичных бесед митр. Антония Сурожского, состоявшихся в 1970-х годах на радио и телевидении Англии с британскими журналистами А.М. Гольдбергом и М. Ласки. Собеседники Владыки — агностик и атеистка, не разделяющие его веру и убеждения, и все же общение оказывается возможным. Разговор как встреча, как узнавание, как стремление понять и расслышать друг друга. Эти беседы — пример доброжелательного диалога между Церковью и обществом по самым существенным, самым важным вопросам.

Мы предлагаем читателям главу из этой книги

Беседа митрополита Антония с британским журналистом с А. М. Гольдбергом

  Действительно, ни один из евангелистов не свидетельствует в пользу закрепившегося догмата о том, что Иисус Христос являлся Богом. Он неоднократно называл Себя Сыном Бога Живого, Сыном Человеческим, Учителем и Наставником, даже Господом, но никогда — Богом. Более того, в одном из евангельских эпизодов, Он даже не относит Себя, согласно закону, к богам, сказав Иудеям: «Не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги? Если Он назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание, Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: богохульствуешь, потому что Я сказал: Я Сын Божий?» Ученикам же, омыв их ноги во время вечери, сказал: «Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то».

  Не находим мы и в Писании не единого свидетельства этому от Бога: Отец Его Богом не называет. «Вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку, избранный Мой, к Которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд», — сказал Он через пророка Исаию. «Я восставлю семя твое после тебя, которое будет из сынов твоих, и утвержу царство Его.Он построит Мне дом, и утвержу престол Его на веки.Я буду Ему Отцом, и Он будет Мне Сыном, — и милости Моей не отниму от Него, как Я отнял от того, который был прежде тебя.Я поставлю Его в доме Моем и в царстве Моем на веки, и престол Его будет тверд вечно», — сказал Он Нафану, чтобы передать Давиду. «Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею; возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя; проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе» и «Сказал Господь Господу моему: сиди одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих. Клялся Господь и не раскается: Ты священник вовек по чину Мелхиседека. Господь одесную Тебя. Он в день гнева Своего поразит царей», — свидетельствовал о слышанном от Бога о Христе Давид.

Это учение Божие сначала передавалось устно из рода в род, а потом, по внушению Божию, было записано Моисеем и другими пророками в священные книги.

Наконец, Сам Сын Божий, Иисус Христос, явился на землю и дополнил все, что нужно знать людям о Боге. Он открыл людям великую тайну, что Бог один, но троичен в Лицах. .

Первое Лицо — Бог Отец, второе Лицо — Бог Сын, третье Лицо — Бог Дух Святой.

Ночью Макар Семёнович признаётся Аксёнову, что это он убил тогда купца и подбросил Аксёнову окровавленный нож. Аксёнов прощает убийцу, говоря: «Бог простит тебя; может быть, я во сто раз хуже тебя!» — и обретает мир в душе. Макар Семёнович сознаётся начальству в убийстве, однако к моменту оправдания Аксёнов уже умирает.

Издатель Толстого В. Г. Чертков в письме Толстому от 31 января 1885 года отметил неудачное, по его мнению, место в рассказе: на вопрос начальника, кто из арестантов устраивал подкоп, Аксёнов, несмотря на репутацию правдивого человека, отвечает: «Я не видал и не знаю». Тем самым, по мнению Черткова, «Аксёнов... прибегает к сознательной лжи ради спасения своего товарища, между тем самый этот его поступок производит впечатление высшего подвига его жизни. И таким этот поступок мог бы остаться и при освобождении его от обмана... Если вы не находите, что ошибаюсь, то, Лев Николаевич, вы доставили бы мне настоящее счастье, если б немножко изменили это место сами для лубочного издания».[4]

Толстой согласился на то, чтобы Чертков переделал данное место, и в издании издательства «Посредник» 1885 года, наряду с несколькими другими мелкими исправлениями, ответ Аксёнова звучал так:

Из дому никто не писал писем Аксенову, и он не знал, живы ли его жена и дети.

Привели раз на каторгу новых колодников. Вечером все старые колодники собрались вокруг новых и стали их расспрашивать, кто из какого города или деревни и кто за какие дела. Аксенов тоже подсел на нары подле новых и, потупившись, слушал, кто что рассказывал. Один из новых колодников был высокий, здоровый старик лет 60-ти, с седой стриженой бородой. Он рассказывал, за что его взяли. Он говорил:

— Так, братцы, ни за что сюда попал. У ямщика лошадь отвязал от саней. Поймали, говорят: украл. А я говорю: я только доехать скорей хотел,— я лошадь пустил. Да и ямщик мне приятель. Порядок, я говорю? — Нет, говорят, украл. А того не знают, что и где украл. Были дела, давно бы следовало сюда попасть, да не могли уличить, а теперь не по закону сюда загнали. Да врешь,— бывал в Сибири, да недолго гащивал...

— А ты откуда будешь? — спросил один из колодников.

— А мы из города Владимира, тамошние мещане. Звать Макаром, а величают Семеновичем.

Аксенов поднял голову и спросил:

— А что, не слыхал ли, Семеныч, во Владимире-городе про Аксеновых-купцов? Живы ли?

— Как не слыхать! Богатые купцы, даром что отец в Сибири. Такой же, видно, как и мы, грешные. А ты сам, дедушка, за какие дела?

156

Аксенов не любил говорить про свое несчастье; он вздохнул и сказал:

— По грехам своим двадцать шестой год нахожусь в каторжной работе.

- Ну вот если бы Бог "точно" в Библии описал себя, как он появился и из чего сделан, как он создал вселенную, да ещё Библию фотографиями бы в доказательство дополнил, то уж тогда бы я точно поверил! Извините, тогда фотоаппараты ещё не были изобретены и никто не сфотографировал начало всего. Да если бы и были, то разве можно запечатлеть, как создавалась вселенная и тем более Бог?

Да и если бы Бог в своё время так и сделал, то Библия имела бы вот такой вид:

как возник Бог

     "Все апостолы сейчас на месте не сидят, они спустились на Землю, ибо пришло время Святого духа. Но самая важная миссия возложена на апостола Андрея. Он прокладывает путь Христу так, как Он повелел".

     По Закону Божьему и Библии, Бог - высочайшее существо. Ему нет равного никого и нигде, ни на земле, ни на небе.

    Мы, люди, своим разумом вполне постичь Его не можем. И сами мы ничего не могли бы узнать о Нем, если бы Сам Бог не открыл нам о Себе. Что мы знаем о Боге, все это открыто нам Им Самим.

    Бог Библии - это высшая духовная личность, находящаяся за пределами нашего понимания, но открывающая Себя человеческому роду через творение мира и участие в мировой истории. Он создал все живое и саму жизнь, которая продолжается только благодаря Ему.

    Из Ветхого Завета мы узнаем о том, как Бог сотворил мир и как Он помогал Своему народу, Израилю.

    В Новом Завете Бог открывается нам прежде всего в жизни, смерти и воскресении Иисуса.

    В Библии нет абстрактных философских описаний сущности Бога, но из нее следует, что Бог всевидящ, всезнающих и вездесущ. Он святой и справедливый, любящий и прощающий. Существование Бога рассматривается в Библии как факт, не нуждающийся в доказательствах. Она начинается с простого утверждения: "В начале сотворил Бог..."

А. Ермак. "Гренобль и Пифагор"Кто ни поп, тот батька.

Лучше к чертям в котел, чем к попу на
поклон.

Марфе дивный сон приснился, будто
честный поп родился.

Не суйся в ризы, коль не поп.

Отец Нафанаил и кадило пропил.

Подрался поп с Юркой, не за Христа, а
из-за рюмки.

Поп в келье покоя не знает, все о
девках помышляет.

Поп и цыгана обманет.

оститься велит, да борода салом блестит.
ппПо

Поп поутру с Христом на устах, вечером
с бутылью в кустах.

Поп чинные речи ведет, да хлеб в рот
кладет.

Попа и в рогоже узнаешь.

Поповское брюхо, что бердо, все мнет.

Последняя у попа жена.

Пошел в попы, служи и панихиды.

Сладко поп поет про рай, кося глаз на
каравай.

Смелого ищи в тюрьме, глупого в попах

Анатолий Максимович: Я понимаю, что Он — жизненная сила; но принимает ли Он определенные решения в конкретных случаях в результате той или иной молитвы?

Митрополит Антоний: Я думаю, что да! Не обязательно; но я думаю, что видел случаи, когда на молитву был такой поразительный, поражающий ответ, что я не могу поверить, что случившееся не имело никакой связи с молитвой.

Анатолий Максимович: Почему же тогда Бог принимает такие решения только в отдельных случаях?

Митрополит Антоний: Вот на это я Вам ответить не могу — просто не знаю; и вот тут действительно для верующего вопрос в его доверии к Богу — не принципиальном, а личном. Человек может довериться Богу либо вообще, просто говоря, что Бог все равно будет прав и всегда бывает прав, и поэтому спорить с этим не надо. Но может быть другое доверие: зная Бога в какой-то мере внутри своего опыта, мы, даже когда случается непонятное, можем сказать: я Его знаю, я могу Ему довериться до конца, хоть и не понимаю.

Метки: вера, закон, истина, Отец, церковь

Наверх