» » Вы по каким правилам играете
загрузка...

Вы по каким правилам играете

Интервью с дизайнерами и архитекторами

30 марта 2015 г.

Часть II. Где вы были и где можете оказаться 59

Глава 4. Как обрести уверенность в себе, приобретая собственность 62

Глава 5. Совсем другое образование 73

Глава 6. Не бойтесь выходить на площадку 99

Эти люди обнаружили, что в отличие от других настольных игр, где победа достигается только одним способом и только за игральной доской, «ДЕНЕЖНЫЙ ПОТОК» преподает уроки, польза которых выходит далеко за рамки игровых ситуаций. Каждый раз, когда эти люди принимали участие в игре, они не только совершенствовали свои финансовые навыки, но и укрепляли чувство уверенности в себе. Карточки сделок, которые в каждой новой игре предоставляли возможность выбирать новые варианты, стали для них источником информации, необходимой для начала инвестиционной деятельности в реальной жизни.

И вдруг появились молодые, смелые, свободолюбивые люди, которые стали говорить с экранов телевизоров то, о чем раньше боялись даже подумать! И я просто «заболел» этой профессией, твердо решив стать журналистом.

Я считал,  что эта профессия дает одновременно несколько возможностей: говорить открыто, создавать что-то свое и… ездить за границу! (улыбается). Поступать при этом я решил только в МГИМО.

Сказано – сделано: мы поехали с отцом в Москву, я даже успел сдать первый экзамен, и уже готовился ко второму, как вдруг… СССР развалился.

-  Как Вы, однако, повлияли на ход истории!

- И не говорите. Но если серьезно, было состояние колоссальной растерянности и одновременно… как бы это помягче сказать… фрустрации. Потому что громадное сожаление и разочарование от того, что моя мечта не сбылась сопровождалось ощущением «исчезновения почвы под ногами».

Ведь страна, которая казалась на самом деле «нерушимой», в одночасье прекратила существование, и на тот момент мы просто ощущали себя осиротевшими, что ли…  Это потом появилось ощущение своей страны, независимого Азербайджана.

В общем, тогда вернулись в Баку.

- Ваша семья тогда уже переехала в Баку?

- Я переехал один в 16 лет.

- Надо же! Но ведь 16 лет – достаточно юный возраст, если не сказать «нежный». Как же Вас отпустили жить одного?

- Я всегда был старше своего паспортного возраста, и по характеру, и по взглядам, и по мироощущению, и даже по внешнему виду. Так что я вполне комфортно себя чувствовал, живя самостоятельно.

И вот, я решил поступать в БГУ, причем, мне было тогда уже совершенно все равно, на какой факультет, настолько я был расстроен. Но мне повезло: именно в год моего поступления появился факультет международного права, и  стал студентом. И знаете: уже буквально на первом занятии я понял, что юриспруденция – это мое.

– В тендере участвовал также и Рем Колхас, который впоследствии стал консультантом проекта. Расскажите о Ваших впечатлениях от совместной работы с ним.
– Консультантом нашего проекта Колхас не был. Совместная работа – это громко сказано, но глубокие впечатления от контактов с ним и ОМА, конечно, остались.
Чтобы ситуация была понятна, расскажу немного о тендере. Всемирный банк проводил тендер, состоящий из коммерческого предложения, оценок работы фирмы, рейтингов, баллов и так далее – все это сложная система критериев в цифрах. Среди участников тендера были команды архитекторов со всего мира, включая даже легендарного Филипа Джонсона. С подробностями суммирования баллов Всемирным банком я официально не знаком, но рассказывали, что эксперты банка обратили внимание на то, что одни и те же персонажи присутствуют в разных командах. В частности, оказалось, что фирма Arup, с которой сотрудничала OMA, выставлялась и самостоятельно, поэтому, когда проходила экспертиза предложений, выяснилось, что одни и те же лица присутствуют и в OMA плюс Arup, и в Arup. Видимо в Arup отнеслись к составлению списков участвующих в проекте несколько легкомысленно. В итоге все команды, в которых наблюдалась такая ситуация, были сняты. Колхас с этим не соглашался, мы ему тогда очень сочувствовали, но такова система Всемирного банка. Мы все понимали, по каким правилам играем.
Теперь непосредственно к вопросу. Когда проект только начинался, у М.Б. Пиотровского возникла идея работы в условиях публичных обсуждений и дискуссий. Проект на разных стадиях обсуждался в Союзе архитекторов, Академии архитектуры, на Коллегии Министерства культуры, устраивались выставки с общественными обсуждениями проекта в Эрмитаже, Музее архитектуры им. Щусева в Москве и т.д. Кроме того, существовал, да, наверное, и сейчас существует, консультативный совет Эрмитажа, в который входили директора Лувра, Национальной галереи в Лондоне, галереи Уффици во Флоренции и других крупнейших музеев мира. Все они раз в год приезжали за свой счет только для того, чтобы вместе обсудить одну из заданных проблем Эрмитажа. Причем, это выглядело так: сидят люди, с искренней заинтересованностью в глазах напряженно пытаются решить тот или иной поставленный Эрмитажем вопрос; мобильники у всех отключены, а у многих из тех, кто периодически заходит в зал, – обязательно звонят. Там обсуждался и наш проект, и концептуальные предложения ОМА. Рем Колхас был консультантом фонда «Эрмитаж-Гуггенхайм», который спонсировал некоторые программы Эрмитажа. Тот же фонд финансировал и работу ОМА. В рамках этой программы Рем Колхас представлял свои идеи, которые по существу являлись альтернативным проектом, и видимо рассчитывал на идейное руководство. Идеи его были, несомненно, очень хороши, и, конечно, если бы все, что он предложил, было рассчитано на реализацию где-нибудь в Европе или даже в Москве или Екатеринбурге, все мы были бы в восторге. Но в Санкт Петербурге, вокруг Дворцовой площади, в ядре главного ансамбля Российской империи мне, например, принять и пережить такие архитектурные идеи очень сложно – что-то цепляет и протестует внутри... Но, конечно, дискуссии, предложения, критика наших решений, поездки в ОМА, разговоры с его командой, своеобразное мышление самого Колхаса с постоянным соединением мысли и игры – все это очень интересно.

– И какой Вы нашли компромисс?
– Какие уж тут компромиссы! (Смеется.) Не женятся наши подходы, при всем нашем желании не женятся. Мы очень внимательно изучали критику и предложения ОМА, думали, как учесть их, но ответ получался по принципу «спроси женщину и сделай наоборот». Тем не менее, это, конечно, тоже влияние, имеющее свой резонанс, то, что заставляет думать, искать нетривиальные ответы, соотносить свои установки с параллелями и альтернативами.

Глава 16. Новая стратегия 255

Глава 17. Способная ученица 263

Глава 18. Границ не существует 273

Часть VI. Судьбоносные события 283

Если вы принадлежите к послевоенному поколению так называемых «беби - бумеров», если вы потеряли контроль над своими финансами и считаете, что вам уже поздно меняться, прочтите рассказ супругов Колман. Изменить отношение к жизни и стать богатым никогда не поздно, особенно после того, как вы нашли средство, которое вам в этом поможет.

- Депрессий у меня не бывает, а вот стрессы случаются. Переживаю просто: ухожу «в себя», слушая музыку и медитируя, если можно так назвать методику, когда ты мысленно переносишься в самое приятное твоей душе место на земле (у меня это - фьорды в Норвегии).

Тогда ты как бы «возносишься»  над ситуацией, и мыслить становится легче, потому что эмоции, которые мешают принять решения, успокаиваются.

И как бы мне ни было больно в момент стресса, я научился не обвинять других, потому что в любой негативной ситуации есть, во-первых, моя собственная вина, и, во-вторых, плюс.

Тут важно не уйти в «самобичевание» и самокопание, и суметь этот плюс увидеть. Как минимум, любая сложная ситуация нас чему-то учит, и если вовремя понять, чему, то она будет способствовать твоему совершенствованию.

- Мудро. Мовлан, недавно Вы стали главой представительства PricewaterhouseCoopers. Вы шли к этой должности целенаправленно?

- Безусловно. Сначала, в 2008 году я стал партнером фирмы  - наша система построена на партнерстве. А уже в июле этого года стал управляющим партнером.

- А что это дает?

- У меня лучшие коллеги на Земле! То что PwC – это большое партнерство (а не корпорация) дает чувство  огромной уверенности и такой же ответственности за то, что ты делаешь. Мы все делаем то, что нам нравится.

А нравится нам многое: помогать топ-бизнесу Азербайджана, работать с правительством страны, отдавать и получать знания, и главное: видеть реальные результаты своей работы. Ну не это ли dream job!

-  Вы явно не тот человек, который остановится на достигнутом. Поэтому вопрос такой: что дальше? Какой будет следующая Ваша ступень?

- Я работаю с лучшей компанией и с лучшими людьми. И я, и все мы еще на полпути,  очень много нам предстоит еще сделать. Что потом – я еще не решил, хотя – Вы правы! – думал об этом. Потому что энергии во мне достаточно, и ее надо куда-то девать.

* О проекте:
Музейный комплекс Государственного Эрмитажа в восточном крыле Главного штаба.
Генеральный проектировщик: архитектурная мастерская «Студия 44».
Архитекторы: Явейн Олег Игоревич (руководитель), Явейн Никита Игоревич, Лемехов Владимир Иванович, Соколов Павел Сергеевич.
Реконструкция и реставрация памятника архитектуры первой трети XIX века.
Россия, Санкт-Петербург, Дворцовая пл., д. 6-8.
Проектирование: 2002-2007 гг.
Строительство: 2008-2014 гг. Полное завершение работ было приурочено к празднованию 250-летия Эрмитажа в 2014 году.

Санитарно-эпидемиологическое заключение № 77.99.02.953.Д.001876.04.05 от 12.04.2005 г.

ООО «Попурри». Лицензия №02330/0056769 от 17.02.04. Республика Беларусь, 220113, г. Минск, ул. Восточная, 133—601.

При участии ООО «Харвест». Лицензия № 02330/0056935 от 30.04.04. РБ, 220013, г. Минск, ул. Кульман, д. 1, корп. 3, эт. 4, к. 42.

Республиканское унитарное предприятие «Издательство "Белорусский Дом печати"». Республика Беларусь, 220013, г. Минск, пр. Независимости, 79.

Наверх