загрузка...

Какой образ или сюжет

Сюжет, проблемы, образы одной из поэм Лермонтова - Лермонтов - сочинение

Сюжет, проблемы, образы одной из поэм М.Ю.Лермонтова.

«Демон» – поэма, над которой М.Ю.Лермонтов работал на протяжении всего своего творческого пути. Образ Демона владел

чувствами и мыслями поэта с четырнадцатилетнего возраста. Он много раз переделывал начатую поэму. Но с каждой новой

переделкой поэма становилась всё более художественной по содержанию и по форме.

В основе поэмы «Демона» – древний миф о гордом ангеле, восставшем против Бога. Сюжет поэмы не сложен. Основное место в

поэме занимают монологи Демона, раскрывающие его мысли и чувства, описания природы, подробные изображения переживаний

героини – Тамары.

Демон, «печальный дух изгнанья», которому в жизни наскучило всё, видит смертную девушку, красавицу Тамару… Он очарован

ею. Охваченный чувством любви, он мечтает о возрождении. Ему кажется, что любовь Тамары приведёт его к добру, к правде.

Он проникает в монастырь, где после гибели жениха скрывается Тамара, и своими пламенными речами возбуждает к себе

жалость и сочувствие Тамары. Поцелуй Демона оказывается смертельным для Тамары. Демон пытается овладеть её душой, когда

светлый ангел уносит её в рай. «Она моя!» – восклицает Демон, но ангел отвергает его.

Одна
из эпических песен "Керча-ю кöзяин" (Хозяин Керча-реки) легла в
основу одноимённой музыкально-драматической постановки С.Г. Горчаковой и М.Н.
Бурдина, премьера которой состоялась в 1991 г. на сцене Коми Республиканского
театра фольклора. По этому же сюжету режиссёром Г.П. Марковой в 1992 г. был
поставлен телевизионный фильм на Коми телевидении. Вероятно, колвинский эпос
привлёк внимание режиссёров своей экзотичностью, поскольку самодийские
заимствования ограничены границами проживания колвинских коми-ижемцев и широко
не распространены, так же как хантыйские элементы, встречающиеся только среди
зауральских коми-ижемцев.

Как
в к.-з., так и в к.-п., устной поэзии в целом гораздо более заметно влияние
русского фольклора. Причём в коми поэзии закрепились не только отдельные
поэтические обороты, персонажи или сюжеты, но сохранились и целые переводные
тексты былин "Илья Муромец", "Князь Роман и Марья Юрьевна",
духовных стихов "Фёдор Тирон", "Алексей - человек божий" и
т.д. Однако, в отличие от текстов лирических песен, которые переводились почти
буквально, тексты былин и духовных стихов под влиянием к.-з. традиций
подверглись существенным изменениям и значительной переработке. Особенно это
заметно не в песенных (собственно былинных), а в прозаических, сказочных
сюжетах. В последних образ Ильи Муромца полностью соответствует образу
сказочного богатыря, он совершает характерные для сказки подвиги: ищет жену,
борется с Гундыром, в погоне за старичком-с-вершок спускается в подземное
царство (как наиболее сильный из братьев-богатырей), и т.д.. В некоторых
сказках образ Ильи Муромца контаминируется с образом Ильи Великого, громовержца
по к.-з. представлениям. В ряде к.-з. сказок Илья (так же, как Аника-воин,
Святогор и некоторые другие богатыри) символизирует богатырскую силу, которую
получает напрямую от него, от его останков - лы гуреб (букв. "костей
груда"). В некоторых вариантах герой забирает мизинцем со рта умирающего
Ильи пену, с которой переносится богатырская сила. (Ср. способы овладения магической
силой к.-з. и к.-п. колдунами через выделения, рвоту и т.д.: см. Тöдысь).
В отдельных вариантах герой собирает "красную кровь" Ильи, в которой
содержится жизненная сила, и выливает "чёрную кровь". В сказках, в
которых Илья Муромец выполняет лишь функцию дарителя чудесной силы, являясь
олицетворением богатырства вообще, а не действующим богатырём, он называется
важ багатыр ("древний богатырь") или важ йöз пыкöд
("древних людей опора"), в чём несомненно просматриваются параллели с
представлениями к.-з. и к.-п. об умерших предках (Важъяс, важжес, важ
йöз). Ещё один эпитет Ильи, Роч му кутысь ("Русской земли
держатель"), связывает образ с к.-п. Перой-богатырём и такими эпическими
образами, как Педöр Кирон и Кирьян Варьян, которые также вошли в к.-з.
фольклор из русской народной поэзии.

Прибегая к пародийному использованию известных произведений, он показывает нам образы «влюблённой старушки» Кусковой и «усатой няни»,лидера партии кадетов, - Милюкова, который цинично благословляет её, приговаривая: «При Николае и при Саше мы сохраним доходы наши». С иронией рассказывает автор о театральном прощании Врангеля с русской землёй, хотя, с позиции сегодняшних дней, мы понимаем, какой трагедией для настоящих русских офицеров был этот вынужденный побег с родины.

Всем этим названным господам противостоят в поэме силы революции. Главным героем здесь, конечно же, является народ, борющийся и побеждающий. В поэтический рассказ о тех событиях вступают живые голоса рабочих, крестьян, солдат, матросов. Настроения масс выражаются в гневных репликах протеста против продолжения войны, против контрреволюционной политики Временного правительства. В шестой главе, которая подчёркнута кольцевым обрамлением –«Дул, как всегда, октябрь ветрами…», Маяковский изображает главное событие – захват Зимнего дворца. Эта часть поэмы очень динамична: наступление революционных войск, бегство Керенского, два полюса – штаб революции Смольный и последнее пристанище Временного правительства – Зимний дворец, выстрел «Авроры», штурм и низвержение правительства – всё это уместилось на нескольких ёмких страницах . В описании этого эпизода автор явно прибегает к гиперболе. Одной –двумя фразами он очень метко характеризует героев. Вот, например, революционные отряды сломили сопротивление юнкеров, притихли перепуганные министры:

Таким образом, во всех случаях только насыщение тематического (фабулярного) материала «идейным материалом» превращает этот материал в сюжет-замысел, в «сюжетную заявку», в сюжетное произведение.

Очень часто идею представляют себе как готовую элементарную истину, которую затем надлежит средствами искусства воплотить в художественное произведение.

Но оказывается, что такое понимание идеи как простой истины, как простого тождества, бесспорности, равенства мысли самой себе недостаточно, ибо «идея имеет в себе и сильнейшее противоречие» («Ленинский сборник», IX).

Художник может извлечь для себя очень многое из следующих определений Ленина («Ленинский сборник», IX; «Философские тетради»; конспект книги Гегеля «Наука логики»): «Идея (читай: познание человека) есть совпадение (согласие) понятия и объективности...», но «...Совпадение мысли с объектом есть процесс. Мысль (=че-ловек) не должна представлять себе истину в виде мертвого покоя, в виде простой картины (образа), бледного (тусклого) без стремления, без движения... точно число, точно абстрактную мысль».

«Отдельное бытие (предмет, явление etc.) есть (лишь) одна сторона идеи (истины). Для истины нужны еще другие стороны действительности, которые тоже лишь кажутся самостоятельными и отдельными (особо для себя существующими). Лишь в их совокупности и в их отношении реализуется истина».

"Один в один. Битва сезонов" - серьезное испытание таланта. Великий артист, которого нужно изобразить участнику шоу, может отличаться и возрастом, и полом. Но это препятствие конкурсанты легко преодолевают, главное - передать образ, сделать его узнаваемым, чтобы все смогли оценить мастерство исполнителя.

«деревня» – сюжет о суровых буднях колхозников и удержавшихся на плаву фермеров;

«развлекуха» – сюжет о необычном и забавном человеке или маленьком и смешном событии, вроде очередного рекорда для Книги Гиннесса.

Где среди этого обилия жанров прячется настоящий сюжет?

Везде!

Настоящий сюжет может быть создан в любом эфирном жанре.

Если на то будет воля шеф-редактора.

Кроме того, обрамляющий рассказ о поездке на пароходе придает расширительный, символический смысл жизненному "путешествию" Ивана Северьяныча: не только он, но и как бы вся Россия странствует, плывет к неведомой ей цели. Иван Северьяныч Флягин — вечный странник, он и о своих прежних скитаниях рассказывает в пути.

Есть у лесковского обрамляющего рассказа и еще один смысл. Незаурядные характеры, личности нередки в народе, и случайная встреча с ними возможна всегда.

Образ главного героя в художественной структуре повести

Образ Ивана Северьяныча Флягина — это единственный "сквозной" образ, соединяющий все эпизоды повести. Как уже отмечалось, он обладает жанрообразующими признаками, так как его "жизнеописание" восходит к произведениям с жесткими нормативными схемами, а именно к житиям святых и авантюр
ным романам. Автор сближает Ивана Северьяновича не только с героями житий и романов приключений, но и с былинными богатырями. Вот как описывает внешность Флягина повествователь: "Этому новому нашему спутнику… по виду можно было дать с небольшим лет за пятьдесят; но он был в полном смысле слова богатырь, и притом типический, простодушный, добрый русский богатырь, напоминающий дедушку Илью Муромца в прекрасной картине Верещагина и в поэме графа А. К. Толстого. [Имеется в виду картина В. Н. Верещагина "Илья Муромец на пиру у князя Владимира" (1871) и баллада А. К. Толстого "Илья Муромец" (1871); ниже цитируется эта баллада.] Казалось, что ему бы не в рясе ходить, а сидеть бы ему на „чубаром» да ездить в лаптишках по лесу и лениво нюхать, как „смолой и земляникой пахнет темный бор»".

Имеющее большую значимость для культуры модернизма движение религиозно-философской мысли, его развитие и идеи получили отражение в выступлениях С.И.Орлова «Образы Апокалипсиса в изобразительном искусстве рубежа XIX–XX столетий» и А.К.Флорковской «Религиозный сюжет в живописи символистов: М.Врубель и М.Нестеров. Два подхода». 

В целом, конференция «“Вечные” сюжеты и образы в литературе и искусстве русского модернизма» продемонстрировала продуктивность объединения искусствоведов и литературоведов для изучения периода «синтеза искусств» в русской культуре, а также проведения междисциплинарных исследований. Доклады, прозвучавшие на конференции, представили широкий культурный срез, выявили наиболее значимые и символичные для модернизма образы и сюжеты. Такой подход важен как для научного общения специалистов различного профиля, занимающихся творчеством художников и писателей рубежа конца XIX – начала XX в., так и для многостороннего изучения изобразительного искусства и литературы в историко-культурного контексте.

280 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Наверх