Какой объем памяти у человека

Насколько безграничны возможности нашей памяти?

Есть люди, которые обладают талантом запоминать огромные объемы информации. Их пример дает основания полагать, что каждый из нас способен удерживать в памяти куда больше, чем мы можем себе представить, утверждает корреспондент

BBC Future.

В отличие от цифровых камер с заполненной до конца картой памяти, которые больше не могут сохранять новые снимки, наш мозг, похоже, никогда не испытывает недостатка в свободных объемах для хранения информации. И все же обыденная логика не может примириться с тем, что мозг взрослого человека, "пропитанная кровью губка", как выразился в свое время писатель Курт Воннегут, способен без ограничений сохранять новые факты и опыты.

Нейрофизиологи давно пытаются измерить максимальный объем нашей памяти. Однако все усилия, направленные на то, чтобы вычислить, какими возможностями обладает человеческая память, сводятся к неким когнитивным подвигам, совершаемым отдельными индивидами и людьми с атипичным мозгом.

Объем кратковременной памяти равен числу Миллера – это 7 +/- 2. Это тот набор слов или количество цифр, которые среднестатистический человек способен удержать в памяти.

Объем долговременной памяти человека определить невозможно. В настоящее время некоторые исследователи полагают, что всё, что находится в долговременной памяти человека, может уложиться на нескольких лазерных дисках. Вполне очевидно, что данный вывод ошибочен, и как минимум, не доказан.

Один сценарий развития суммации заключается в ритмичном использовании серии слабых стимулов, каждый из которых недостаточен для выброса медиатора в синаптическую щель. При этом если частота стимуляции достаточно велика, то в пресинаптическом окончании накапливаются ионы кальция, так как ионные насосы не успевают откачивать их в межклеточную среду. В итоге очередной потенциал действия может вызвать выброс медиатора, которого хватит на то, чтобы возбудить постсинаптический мотонейрон. Если при этом ритмичную стимуляцию ранее подпороговыми стимулами не прерывать, то приходящие потенциалы действия будут продолжать запускать рефлекс, так как высокое содержание Са2+ в окончании чувствительного нейрона сохраняется. Если же сделать паузу в стимуляции, то Ca2+ будет удален и для запуска рефлекса слабыми стимулами опять потребуется предварительная суммация.

Другой сценарий развития суммации наблюдается при однократном, но сильном раздражении, в результате чего к пресинаптическому окончанию на двигательном нейроне приходит высокочувствительная серия импульсов, приводящая к поступлению в окончание большого количества ионов Са2+, которого хватает на возбуждение следующего в цепи нейрона ранее подпороговым стимулом. Продолжительность такого эффекта может составлять секунды.

Способность к суммации, по-видимому, лежит в основе кратковременной нейрологической памяти. Получая какую-либо информацию через систему анализаторов (приглядываясь, прислушиваясь, принюхиваясь, осторожно пробуя новую для нас пищевую приправу), мы обеспечиваем ритмическую стимуляцию синапсов, через которые проходит сенсорный сигнал. Эти синапсы в течение нескольких минут сохраняют повышенную возбудимость, облегчая проведение импульсов, и, таким образом, сохраняет след о переданной информации. Однако суммация, будучи эволюционно ранним механизмом обучения, быстро исчезает и не может противостоять любым сильным внешним воздействиям на организм[8].


1 — гиппокамп; 2 — свод; 3 — мамиллярное тело; 4 — передние ядра таламуса; 5 — поясная извилина; 6 — зубчатая извилина

При многократном раздражении средней силы реакция на него ослабляется или вообще исчезает. Это явление называют «привыкание» (или «габитуация»).

Причины привыкания разнообразны и первым из них является адаптация рецепторов. Вторая причина — накопление Са2+ в пресинаптических окончаниях на тормозных нейронах. При этом повторные сигналы, исходно незначимые для тормозных нейронов, постепенно суммируются, а затем запускают тормозные нейроны, активность которых блокирует прохождение сигналов по рефлекторной дуге. Привыкание можно рассматривать как суммацию тормозных сигналов. Нужно подчеркнуть, что суммация и привыкание, как и другие формы синаптической пластичности, являются просто следствием структуры синапсов и организации нейронов.[8]

Долговременная потенциация возникает в том случае, когда животному предъявляют некий стимул, который оно различает, но который при этом слишком слаб для того, чтобы вызвать ответную реакцию. После длительной паузы (1 — 2 ч) животному предъявляют сильный стимул, который вызывает исследуемую реакцию. Следующую стимуляцию проводят ещё через 1 — 2 ч с помощью слабого сигнала, ранее не приводившего к срабатыванию рефлекса. У животных, у которых нервная система способна к долговременной потенциации, возникает рефлекторный ответ. В дальнейшем интервал между сильной и слабой стимуляцией может быть увеличен до 5 и даже 10 ч, а возбудимость нервной системы все время будет оставаться повышенной.

Долговременная потенциация может рассматриваться как вариант «длительной» кратковременной памяти, распространяющейся на дневной период бодрствования человека — с утра до вечера[8].


Вариант с участием глутамин-эргических рецепторов сопряжённых, например, с аденилат-циклазой, с последующим усилением экспрессии генов рецепторов к глутамину.

Это явление определяют как устойчивую индивидуальную избирательность по отношению к внешним стимулам в определенные периоды онтогенеза. Наиболее известны следующие варианты импринтинга: запоминание родителя детенышем; запоминание детёныша родителем; импринтинг будущего полового партнёра.

В отличие от условного рефлекса, эта связь, во-первых, образуется только в строго определенный период жизни животного; во-вторых, образуется без подкрепления; в-третьих, в дальнейшем оказывается очень стабильной, практически не подлежит угасанию и может сохраняться в течение всей жизни особи. Было показано, что импринтинr сопровождается активацией нейронов промежуточной области медиовентрального гиперстриатума. Повреждение этой области нарушало у цыплят и импринтинг, и другие виды памяти.


Число семь появлялось в опытах с запоминанием зрительныx последовательностей. Оно же возникaло и при попытке воcпроизвести услышанную фразу, которая содержит более семи лингвистических единиц, и во многих других экспериментах и жизненных ситуациях. Действительно магия.

Для того чтобы увеличить и поддерживать объем памяти на необходимом Вам уровне нужно соблюсти два важных условия. Первое – это использовать память регулярно. Второе – периодически тренировать объем памяти.

Упражнение «Информационный стресс»

  1. При восприятии информация материал, который находится в начале и конце запоминается лучше, чем находящийся посередине.
  2. Материал, который интересен человеку или затрагивает его эмоционально, запоминается легче.
  3. Внешние факторы могут влиять на запоминания информации.
  4. Если человек не настроен на запоминание того или иного материала и считает его ненужным и бессмысленным, наша память плохо его запечатлеет.
  5. Многократное повторение в течении длительного периода лучше, чем выполнения того же процесса в сжатые сроки.
  6. Построения ассоциативных связей положительно влияет на запоминание информации (подробнее об этом можно прочитать в статье "Мнемоника для изучения английского: мнемонические ассоциации").

Память человека можно разделить на следующие группы: сенсорную, кратковременную и долговременную.

Сенсорная память – это первичный процесс. Исходя из его названия, следует, что этот вид памяти связан с нашими сенсорными системами восприятия. Сенсорная память довольно кратковременна. Информация на данном уровне хранится около 0,25 секунд. Если же эти ощущения не проходят на следующий этап, то эта информация стирается из нашей памяти, а сама память заполняется новыми сигналами.

Миллер заметил, что перекодирование помогает увеличить количество информации, которое мы можем обработать. По его мнению, самым привычным типом перекодирования, к которому мы ежедневно прибегаем, является перевод на словесный код. Еще один способ увеличить объем нашего хранилища – подключить воображение.



Надежность

В плане надежности обе системы примерно на равных. Вычислительные устройства хранят данные на жестком диске. В случае его неисправности данные пропадают, а компьютер выходит из строя. С другой стороны, содержимое жесткого диска можно продублировать с помощью RAID или настроить бэкапы.

С.М.: - На самом деле до сих пор еще не известна емкость нашей памяти. Мне кажется, что единственный предел, который будет у мозга – это емкость памяти, но пока она еще далеко не полностью используется, неизвестно какая она. Человек ведь ничего не забывает, проблема во вспоминании. Это сейчас стало для нас актуальным, когда вы ищите файл на диске, у вас там много информации и найти файл, который вы год назад записали – большая проблема. Ровно так же, как для вас вспомнить что-то: где вы были, что вы делали в определенный день, где вы видели это лицо. Свойство забывать – это важнейшее свойство человека. Если бы он ничего не забывал, он не смог бы жить, у него все время на рабочем столе, грубо говоря, была бы вся информация.

«АиФ»: - Как вы относитесь к вопрос необычных, паранормальных способностей людей?

Пол Ребер из Северо-Западного университета полагает, что мозг, интерпретируя окружающий мир, просто не в состоянии поспевать за потоком внешних раздражителей. "Именно поэтому мы не запоминаем все. Между нашими чувствами и нашей памятью расположено своего рода бутылочное горлышко", - говорит он.

Обращаясь к привычным для нас аналогиям из мира компьютеров, Ребер говорит, что ограничение человеческой памяти на протяжении жизни - это не емкость жесткого диска, а скорость загрузки. "Дело не в том, что наш мозг переполнен, - объясняет Ребер. – Просто информация, с которой мы сталкиваемся, поступает быстрее, чем наша система памяти способна всю ее записать".

Прочитать

оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте

BBC Future.

Вернуться назад